Курганское региональное отделение Всероссийской общественной организации ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов
+7 (3522) 45–75–04
+7 (3522) 45 - 86 - 47
E-mail: veteran45-oblsovet@rambler.ru
Курган,
Рихарда Зорге,39
 22 каб. 27 каб. 22а каб. 2 этаж

Спасибо доблестному солдату

28.12.2020
Рейтинг

Участнику Великой Отечественной войны, жителю села Просеково Варгашинского района Степану Яковлевичу Крашакову-95 лет!

Члены Варгашинского местного отделения ВПП "Единая Россия", специалист по социальной работе КЦСОН, Администрация Верхнесуерского сельского поселения, депутат Верхнесуерской сельской Думы и член Совета ветеранов Верхнесуерского сельского поселения поздравили ветерана со столь значительным юбилеем.
Степану Яковлевичу вручили поздравления от Президента РФ Путина В.В., Губернатора Курганской области Шумкова В.М. и от присутствующих участников церемонии.

Когда началась Великая Отечественная война, Степану было 15. С того страшного дня минуло без малого восемьдесят лет, но ветеран все помнит так, как будто это было вчера.
Деревенские ребятишки к работе в колхозе приобщались рано, вот и Степан уже во всю трудился, помогая взрослым в косовицу. Кто именно принес недобрую весть на колхозный луг, теперь и не важно, но ворвалась она в размеренную жизнь деревни Шмаково резко и неожиданно. Слово «война», как зловещее заклинание, повторяли стар и млад. Вчерашние мальчишки повзрослели и посуровели в один миг, а по деревне волной покатился непрестанный бабий вой.

- Уже на следующий день из деревни стали забирать мужиков на войну с фашистской Германией и молодежь, у кого года уже подошли. Старшего брата, Александра, призвали в сорок втором, а отца Якова Андреевича не взяли – был в годах. – Вспоминает Степан Яковлевич. – Меня же призвали в январе сорок третьего и направили в учебную часть на станцию Чебаркуль Челябинской области. Там делали из нас артиллеристов…
До конца зимы и всю весну постигал Степан науку стрельбы из «сорокопятки», так бойцы называли артиллерийское орудие сорок пятого калибра. Затем новобранцев направили под Тюмень на озеро Андреевское, где с мая и по сентябрь 1943 года в 27 учебном полку он учился рыть окопы и строить полевые укрепления.

- В сентябре нас привезли на станцию, посадили в эшелон и отправили на Второй Украинский фронт…

Разбитый, стоящий в руинах, но уже освобожденный советской армией украинский город Харьков во мраке ночного сумрака казался еще нестреленному артиллеристу-пехотинцу видением из зловещего недоброго сна. Холодное дыхание осенней ночи смешивалось с леденящим душу дыханием смерти. Неизвестность пугала.

- Всю ночь и следующий день мы шли пешком до одного большого села. Там нас начали распределять по частям, и попал я в 52-ю стрелковую дивизию. Дали мне ручной пулемет, снова построили и маршем до линии фронта…

К осени сорок третьего года после кровопролитных и жестоких боев линия фронта откатилась за реку Днепр и город Днепропетровск, оставив после себя сотни сожженных деревень, разоренные города, и человеческие души, искалеченные войной. Там, под Днепропетровском, младший сержант Крашаков и принял свой первый бой с ненавистным врагом. …На рассвете началась артподготовка. Советская артиллерия била из всех орудий. Оглушающий свист и вой падающих снарядов тонул в непроглядной пелене от взорванной земли. Когда пелена осела – началось наступление. По приказу командиров, с криками «Ура, за Родину!» солдаты бросались вперед в атаку, нарываясь грудью на ответный огонь врага.

- Бежишь, кричишь, сам себя криком подбадриваешь, и видишь, как вокруг тебя то слева, то справа падают твои сотоварищи, сраженные вражеской пулей. Пока до окопов вражеских добежишь, так половины их и нет уже…


В одном из таких наступлений Степан Яковлевич получил серьезное ранение предплечья правой руки.

- Отбили мы у фашистов одну деревню, стали наступать на другую. Деревня была большая, с каменными домами. А фашисты не ждут, огрызаются – из пулеметов да автоматов по нам бьют, засели за толстыми стенами, сразу их не достать. Так и шли мы на пули и мины. Оказался я на чистом месте, вокруг только поле с молодыми всходами озимой ржи, а немец гасит из миномета, и мины одна за другой рядышком ложатся все ближе и ближе ко мне. Одна взорвалась совсем недалеко, и словно кто ударил меня по руке. Смотрю, а по пальцам, из-под бушлата, кровь бежит…

Рука солдата плетью повисла с плеча. Подхватив тяжелый пулемет другой рукой, Степан стал пятиться к спасительной стене кукурузного поля. Только там можно было хоть на какое-то время укрыться от вражеского огня. В зеленых зарослях он наткнулся на однополчанина-узбека, который кое-как наложил жгут на едва живую руку своего товарища. Драться одной левой Степан не мог и стал уходить дальше в тыл. Ему повезло – он встретил женщину-санинструктора, она сделала Степану перевязку. Но война и смерть не хотели просто так отпускать солдата.

- Я уходил дальше в тыл, когда услышал где-то сзади и высоко гул летящих самолетов…
Бежать по открытому полю было бессмысленно и Степан, уже ни на что не надеясь, лег на спину и стал смотреть на немецкие кресты, летящие над ним. Один, два, три… десять. Пятнадцать бомбардировщиков. Сначала бомбили. Бомбы, похожие на гигантские черные семена, со свистом и шипением, врезались в зеленое полотно ржи, выворачивая наизнанку влажный чернозем. С первого захода «сеяли», а со второго – «боронили», поливая землю и все живое на ней пулеметным огнем. Но смерть промахнулась и на этот раз – Степан остался жив. Раненого бойца отправили в госпиталь.

- Ранение я получил в ноябре сорок третьего и потом шесть месяцев скитался по госпиталям. Сначала меня привезли в город Кобеляки, там нас разместили по хатам, потом недели две пролежал в санбате в Харькове, затем эвакуировали в тыл, в эвакогоспиталь №5124, который располагался на станции Чипса Удмуртской ССР (теперь Ижевская область).

После выписки из госпиталя 8 июня 1944 года Степан Яковлевич был направлен в Подмосковье в город Нарофоминск. Там, в части, бойцы осваивали новый вид оружия – американские четырехствольные крупнокалиберные пулеметы. Учили долго и тщательно. В начале мая сорок пятого младшего сержанта Крашакова снова посадили в эшелон.
- Я думал, что нас везут на запад, на фронт, добивать немецкого гада, ан нет, повезли на восток воевать с Японией…

Победа настигла Степана Яковлевича на железнодорожной станции города Иркутска. Эшелон с бойцами и техникой остановился, и в открытые окна теплушек так же резко и неожиданно ворвалась весть о капитуляции фашистской Германии и победе Советского Союза над Гитлером и его сворой. Народ ликовал: пел, плясал, играл на гармошках.
- Мы выскакивали из вагонов на платформу очумевшие от радости, что войне с немцами конец. Обнимали друг друга и незнакомых нам людей, кричали, плакали…
Приказ «По вагонам!» прервал эту эйфорию. Бойцов снова погрузили в эшелон, и он двинулся дальше. Пунктом назначения была станция Манзовка. В Манзовке часть простояла до конца июля, а в августе начались военные действия на границе с Японией.
- На следующий день после того, как объявили о войне с Японией, нас эшелоном отправили на границу. Привезли на станцию Городеково. Смотрим, а там уже наступление наших войск полным ходом развернулось: самолеты летят, бомбят японские сопки…
Под натиском советской армии война с милитаристской Японией завершилась быстро, уже 2-го сентября 1945-го объявили о том, что Япония капитулировала. Эта победа означала конец всей второй мировой войны, но Степану Яковлевичу было суждено задержаться вдали от дома еще на долгих четыре года. Три года он поддерживал порядок в ставшей социалистической Северной Корее и почти год еще служил в Приморском крае. Демобилизовался солдат только в марте 1949 года. Когда Степан Яковлевич вернулся домой, то его семья уже жила в деревне Прогресс. К его великой радости все были живы и здоровы.
Боевой путь солдата Победы отмечен орденом Отечественной войны II степени, медалью Жукова, медалями «За победу над Японией» и «За освобождение Кореи», знаком «Фронтовик 1941-1945» и множеством медалей к юбилейным датам Победы.
Переведя дух, Степан устроился на работу – учетчиком в тракторную бригаду. Там, в бригаде, он и встретил свою суженую Евдокию Терентьевну, которая работала на тракторе. Осенью того же года молодые расписались. Со временем в семье родилось пятеро детей: Федор, Александр, Владимир, Валентина и Виктор. Сегодня у Степана Яковлевича 14 внуков и уже 14 правнуков.

После окончания шестимесячных курсов механизаторов в 50-м году и до выхода на заслуженный отдых Степан Яковлевич проработал в поле на тракторах и комбайнах, сея и убирая хлеб. Трудился ветеран так же, как и воевал, честно, достойно и самоотверженно. В коробке рядом с боевыми наградами лежат две медали «За трудовую доблесть», медали «Ветеран труда» и «За освоение целинных земель», знаки «Победитель соцсоревнования» 73,75, 76 и 77-го годов.

Фиала БАСКАКОВА.

Возврат к списку